Олимпийские принципы строительства

Интервью с заместителем председателя Совета директоров АО «Мосинжпроект» — руководителем комитета по стратегии и кадрам Александром Горностаевым.
Александр Васильевич, у вас за плечами огромный жизненный и профессиональный опыт, одной из ярких страниц которого явилось строительство олимпийских объектов в Сочи. Какие из олимпийских проектов, реализованные при вашем участии, были наиболее заметными, интересными?
 
Олимпийская стройка — это действительно большая победа для нас. Это как побывать на передовой. В своей жизни я успел поработать на разных объектах, повидал, так сказать, немало, но до сих пор испытываю непередаваемые ощущения при встрече с людьми, с которыми работал эти четыре года, когда вижу родные, близкие лица. Мы работали почти круглыми сутками, практически не выезжая оттуда. Это была единая семья, которая выполняла крайне сложную и порой невозможную для всех работу.
Большой вклад в олимпийскую стройку внес вице-премьер Дмитрий Николаевич Козак – он практически каждую неделю бывал на объектах, во все вникал, за всем следил. Его строгий подход к делу, внимательность к каждой детали были важными качествами, благодаря которым он прекрасно справился с задачей, поставленной Президентом. В нашем успехе по строительству олимпийских объектов есть его огромная заслуга.
В результате за все дни проведения Олимпиады и Паралимпиады ни разу не отключился свет или звук, все прошло здорово, на одном дыхании. Единственное, если вы помните, не раскрылось пятое кольцо, но это была не наша накладка. Все прошло на высочайшем уровне, и этот восторг — восторг иностранцев, восторг и гордость россиян — был настолько открытым, очевидным, что всех нас, тех, кто там работал, распирала гордость, удовлетворение от сделанного.
Что касается объектов и моего участия, в принципе все объекты построены при моем участии. До определенного времени я вел все объекты сразу. У меня были три основных кластера: прибрежный кластер, горный кластер и город Сочи. На финальных этапах нас начали усиливать и увеличили количество вице-президентов, за каждым из нас закрепляли конкретный объект. Мне достались достаточно сложные объекты — ледовый дворец спорта, Большая ледовая арена, тренировочные арены, керлинговый центр. И кроме этого, берегоукрепление и променад — эти вопросы я также курировал на олимпийском проекте. Все, что касалось прибрежной зоны — сети, тепло, вода, канализация, ливневка, дороги, — это все было в зоне моей ответственности, за моей дирекцией, директор которой, кстати говоря, Ринат Махмутович Шигапов, сегодня работает в «Мосинжпроекте» и является директором одной из дирекций строительства объектов метро.

То, что нам удалось сделать на олимпийской стройке, — это удивительно! Многие специалисты сомневались в реальности этого проекта: как можно в субтропиках вообще построить зимние олимпийские объекты и провести на них зимнюю Олимпиаду! Дело усугублялось тем, что Имеретинская низменность — это болото, строительство велось в 9,5-балльной сейсмической зоне — как на побережье, так и в горах, на Красной поляне.
 
(Из выступления Александра ГОРНОСТАЕВА 30 июля 2015 года на заседании правления Московского отделения Российского общества инженеров строительства)
Вы принимали участие во всех значимых олимпийских объектах, но наверняка у вас есть какой-то самый любимый объект?
 
Самый любимый объект — наверное, самый тяжелый, который мне очень нелегко дался из-за очень ограниченных сроков, — это Дворец для фигурного катания, которое, кстати, и принесло самое большое количество медалей.
Это единственный в мире специализированный Дворец для фигуристов, в нем есть возможность проводить соревнования по фигурному катанию и шорт-треку. Обычно все соревнования фигуристов проходят на хоккейных кортах, и, как правило, вечно обездоленным фигуристам лед для тренировок, разминок, мероприятий достается во вторую очередь. Мы получили самую высокую оценку специалистов и по льду, и по всем условиям, которые были созданы для спортсменов. Когда Татьяна Анатольевна Тарасова увидела то, что мы сделали, она была в полном восторге, и она долго отстаивала Дворец спорта для того, чтобы он так и остался для фигуристов.
 
Какие ноу-хау, какие принципы и подходы из вашего профессионального багажа, приобретенного, в том числе, и на олимпийской стройке в Сочи, вы нацелены применить на практике в «Мосинжпроекте» в первую очередь?
 
На мой взгляд, все то, что там делалось, было достигнуто благодаря высочайшей степени организованности, огромной мотивации, строгому контролю со стороны правительства и президента. То, как шла подготовка к Олимпиаде, — я за всю свою жизнь нигде и никогда не видел ничего подобного. Когда срыв срока ввода объектов расценивался практически как измена Родине, сами понимаете, какая еще была нужна мотивация для руководителей и строителей, чтобы задача была выполнена. Используя этот опыт, я хотел бы привнести в работу «Мосинжпроекта» высокий уровень исполнительской дисциплины. Это касается оформления и подготовки документации, протоколов, регламентации работы — когда каждый сотрудник четко знает свой круг обязанностей и задач, это позволяет наладить эффективную работу в условиях ограниченных сроков.
Ну и, конечно, я рассчитываю на максимальное привлечение высококвалифицированных специалистов, в том числе из моих бывших коллег, чтобы можно было использовать их опыт, знания и вот эти навыки, которые были наработаны за этот период. После окончания строительства в Сочи корпорацию «Олимпстрой» расформировали в соответствии с законом. Я говорю это с сожалением, потому что за эти годы сформировалась прекрасная слаженная команда.
 

От опыта хотелось бы перейти к вопросам о будущем. Каковы стратегические планы по развитию компании «Мосинжпроект»? Какие будут первые шаги по созданию инвестиционно-строительного холдинга на базе компании?
 
Создание этого комплекса во многом обусловлено теми задачами, которые стоят перед Москвой. Вряд ли в мире можно найти в одном мегаполисе такое количество площадей и потребностей, которые нужно было бы реализовать в короткие сроки — это и развитие «новой Москвы», и промзоны, и развитие транспортной инфраструктуры города. Для решения этих колоссальных задач требуется концентрация усилий лучших профессионалов. В настоящее время на базе «Мосинжпроекта» и формируется такой холдинг.
Холдинг будет состоять из пяти блоков. Первый блок — это инжиниринговый блок на базе нынешнего «Мосинжпроекта». Затем проектный блок — это все институты, проектные мастерские. Третий блок — это блок девелоперский, с большим объемом портфеля проектов. Четвертый — блок генерального подряда, тоже очень серьезный блок, который будет постепенно формировать команду, чтобы заниматься производством собственными силами. Это очень важная позиция, и мы со временем должны развить этот блок, который будет способен выполнять большие задачи. Не только с привлечением генподрядных организаций, но и самостоятельно мы будем выполнять определенные объемы работ. И наконец, пятый — блок материально-технического обеспечения. Это блок, который возьмет на себя функции обеспечения всех наших строек оборудованием, механизмами, материалами с минимальными затратами.

Дворец для фигурного катания сегодня, после Олимпиады — это наше любимое место для проведения чемпионатов России, для контрольных прокатов сборных команд. Нам там удобно, мы любим эту чашу, нам нравится, как она построена. Мы там очень хорошо себя чувствуем — зрители сидят и не близко, и не далеко, все так, как надо. Зал прекрасный, он хорошо расположен, к нему удобно подъехать, мы его очень любим и воспринимаем его как собственный дом.
 

(Из эксклюзивного интервью советского и российского тренера по фигурному катанию, заслуженного тренера СССР Татьяны ТАРАСОВОЙ «Инженерным сооружениям»)


В Совете директоров компании «Мосинжпроект» вы возглавляете комитет по стратегии и кадрам. Как вы считаете, нуждается ли в совершенствовании система мотивации персонала? Если да, то в чем именно?
 
Мотивация — это важнейший инструмент любого руководителя, если ты хочешь достичь максимальной эффективности от своих работников, то вопрос мотивации первостепенен. Поэтому в любой компании, на мой взгляд, нужно этим вопросом заниматься всегда. Нематериальные стимулы безусловно дают результат, но я считаю, что достойный заработок сотрудников — одно из важных слагаемых успеха и высокой эффективности. Если обратиться к опыту «Олимпстроя», то там, чтобы достичь цели, правительством России было принято решение, чтобы уровень заработной платы был достаточно высоким. Это делалось для того, чтобы люди были нацелены на выполнение задач. Поэтому при хорошей заработной плате, если будет хороший уровень отдачи, то она будет оправдана.
Но и нематериальное поощрение сотрудников тоже нужно развивать — если раньше было время, когда к наградам и грамотам относились скептически, сейчас отношение к такому стимулированию у людей поменялось. В «Мосинжпроекте» можно, например, учредить памятные корпоративные знаки и награды для поощрения сотрудников.
 
 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Марс Газизуллин: «Парк «Зарядь...
Генеральный директор АО «Мосинжпроект» Марс Газизуллин — о ходе строительст...
 
Строительство метрополитена
Программа развития подземки предусматривает увеличение ее протяженности в п...
 
Москва спортивная
Москва является одним из признанных центров спорта не только в Европе, но и...
 
 

ПОДПИСАТЬСЯ

Получайте последние новости и обновления от журнала “Инженерные сооружения”